ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ И ЕГО РАЗЛОЖЕНИЕ.

ЭПОХА ПРОИЗВОДСТВА ОРУДИИ ИЗ КАМНЯ И БРОНЗЫ.

Население Хакасии в эпоху бронзы

Первая раннеметаллическая культура — афанасьевская — возникла в середине III тысячелетия до н. э. Впервые могилы, относящиеся к этой культуре, были раскопаны у горы Афанасьевой на Енисее близ села Батени. Создатели афанасьевской культуры — ярковыраженные «длинноголовые» европеоиды, новая волна которых проникла в Южную Сибирь с запада. На Саяно-Алта,йском нагорье эти племена сосуществовали с «круглоголовыми» аборигенами («тазминцами») смешанного европеоидно-монголоидного физического типа. И те и другие не только были скотоводами, разводившими лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, но и занимались земледелием одновременно с охотой и рыболовством. Вероятно, земледельческий опыт и семена в Южную Сибирь принесли с собой «афанасьев-цы». Однако развитие форм земледелия шло по линии накопления собственного опыта в местных географических и исторических условиях. Следовательно, и этот процесс нельзя объяснить только заимствованием.

С середины III тысячелетия до н. э. территория Хакасии стала древнейшим центром земледельческой культуры в Северной Азии, и земледельческая традиция не прерывалась в ней вплоть до настоящего времени. Там складывалось комплексное общинное хозяйство.

Около четырех с половиной тысяч лет назад (в середине III тысячелетия до н. э.) люди, проживавшие на территории Хакасско-Минусинской котловины, научились изготовлять первые металлические орудия и предметы быта. В поисках редких в здешних местах кремней и кварцитов, наиболее пригодных для выделки острых режущих каменных орудий, древние мастера подбирали на отмелях рек различные обломки горных пород. Случайно они наткнулись на необычные камни, которые имели совершенно новое свойство — ковкость. Это были встречающиеся в Хакасии в изобилии самородки металлов: золота, меди, свинца, серебра, а также метеоритное железо. Со всеми этими металлами человек в Хакасско-Минусинской котловине познакомился одновременно, ибо горные породы Саяно-Алтайского нагорья (включая и степные пространства) исключительно богаты рудными и самородными аллювиально-деллювиаль-ными россыпями разнообразных металлов. Сначала орудия и украшения изготовлялись путем ковки, главным образом из самородков меди (серпы, ножи, бритвы, иглы, оковки и др.). В общинах появились мастера-кузнецы, работавшие холодным способом. Они же ковали из самородков золота и серебра незатейливые украшения, из свинца — серьги и игольники, из метеоритного железа — пластинчатые браслеты. Все эти предметы найдены археологами в ранних афанасьевских погребениях.

Затем металл перед ковкой стали разогревать на огне, а в третьей четверти III тысячелетия до н. э. появились литейщики-металлурги, выплавлявшие медь из окисливцгихся руд, находящихся в поверхностном залегании. В Горном Алтае обнаружены древнейшие копи афанасьевской культуры, рудокопные орудия и каменные сверленые топоры. Металлурги, получая металл в ямных печах, в горшках-тиглях и льячках, стали отливать в каменных и глиняных формах разнообразные медные .орудия и украшения.

Южносибирский очаг обработки металлов, возникший в середине III тысячелетия до н. э.,— древнейший из известных во ;всей Северной и Восточной Азии. Он сыграл важную рель в прогрессивном развитии той части человечества, которая населяла эти районы. Даже высокоразвитые земледельческие племена Китая овладели металлом (бронзой) лишь в XVIII— ;XVII вв. до н. э. В афанасьевское время происходило становление горного дела и металлургии, но столь раннее зарождение их при наличии богатейших рудных месторождений Саяно-Ал-тайского нагорья вызвало вскоре расцвет этого всемирно известного центра южносибирских культур бронзового века.

Небольшие деревни и заимки «афанасьевцев» были разбросаны по берегам крупных рек и степных речек. «Афанасьевцы» жили в постоянных поселках из полуземлянок и срубных домов, а на пастбищах и на охоте — в легких переносных жилищах типа чумов. Печи имели вид чашевидных ям, обрамленных плитняком. Камни печей долго хранили тепло. В золе очагов запекали рыбу, клубни, дичь и другую пищу; в золу удобно было ставить остродонные афанасьевские сосуды (рис. 7). Судя по раскопкам погребений, в общественной жизни утвердились нормы патриархального строя. Могилы старейшин занимают центральное место на родовом кладбище. В них ставили огромные круглодонные корчаги (объемом до 200 литров), которые употреблялись на общинных ритуальных пиршествах. Они свидетельствуют о коллективизме общинной жизни и оседлости населения.

Каждый родовой поселок, очевидно, имел небольшое стадо; скотоводство было придомным, пастушеским. Преобладал крупный рогатый скот. Лошадей уже использовали для верховой езды и разводили для мяса. В повозках, запряженных быками, перевозили кладь и людей. Питались «афанасьевцы» в основном молочными и зерновыми продуктами. Пашни, очевидно, были небольшими и обрабатывались мотыгами. Мотыги и зернотерки найдены в могилах. «Афанасьевцы» уже умели прясть шерсть овец, вязать и ткать, из овчин шили теплую одежду.

Кости домашних животных обнаружены не только на афанасьевских стоянках. Мясо коровы, овцы и лошади употребляли в качестве заупокойной пищи и клали в могилы умерших (рис. 8). Там же оставляли и мясо диких животных. В степной и лесостепной зонах Хакасско-Минусинской котловины в ту пору еще в изобилии водились зубры, туры, олени, сайгаки, куланы, косули, дикие бараны, горные козлы, кабарги и яки. Кости и зубы этих животных найдены в афанасьевских погребениях. Охота по-прежнему играла важную роль для получения обильной мясной пищи. Ради меха охотились и на пушных зверей. Кости осетровых рыб и щуки свидетельствуют о занятии рыболовством.

При раскопках могил «афанасьевцев» найдены костяные и кремневые наконечники стрел, каменные топоры, песты, терочки, точильные плитки, боевая секира. Из рога и кости люди делали колотушки, игольники, иглы (в ушках сохранились шерстяные нитки), шилья, сверленые рукоятки, гвозди. В одной могиле обнаружены 70 астрагалов овцы, собранных специально для игры. Женщины лепили из глины сферические, яйцевидные и горшкообразные сосуды, а также вазочки-курильницы. Посуда перед обжигом украшалась разнообразными узорами или раскрашивалась охрой.

«Афанасьевцы» почитали огонь и солнце. Они посвящали небу и богам священных животных (хакас, ызыхов), совершали воскурения в специальных глиняных курильницах на поддонах. На священных местах жрецы устанавливали каменные культовые стелы (рис. 9) с изображением украшенных жертвенных быков, курильниц, священных «знамен» и других сакральных предметов. Стиль этих изображений и их предназначение отличаются от предшествующих неолитических. Найденные изваяния с тремя лицами богов, расположенных друг над другом, свидетельствуют, что вселенная представлялась «афанасьевцам» вертикальной в виде небесного, земного и подземного миров.

В конце III тысячелетия до н. э. среди жителей Хакасско-Минусинской котловины преобладали потомки древних «круглоголовых» людей, которые хотя и имели монголоидные черты, но в целом относились к европеоидной расе. Ученые условно называют их «окуневцами», а материальную культуру этого этапа — окуневской(конец III — начало II тысячелетия до н. э.) по названию улуса Окунева на р. Уйбат, где были раскопаны первые могилы людей этого типа.

Прогрессивное развитие культуры афанасьевско-окуневских племен продолжалось. В конце III тысячелетия до н. э. литые предметы из мышьяковистой меди или меди с примесью свинца стали более совершенной формы. Их отливали, очевидно, в сложных глиняных формах с сердечниками (шилья, проушной топор, втульчатое копье). Преобладали предметы из сплава меди с мышьяком (ножи, шилья, серьги, височные кольца). Встречались и орудия, кованные из самородной меди (ножи, серпы, топоры, шилья, игольники). Есть данные об употреблении иоло-вянистой бронзы: из нее делали кинжалы и пр. Изменилась форма глиняных сосудов — стали преобладать баночные горшки, их стенки и днища украшались штампованными узорами (рис. 10). Сохранились вазочки-курильницы с изображениями солнца на дне.

Для охоты и рыболовства создавались уже металлические орудия (копья, кинжалы, крючки с жальцами и петлей). Распространены были роговые гарпуны, составные остроги и сети, (рис. 11). Охотились люди на благородных и северных оленей, кабаргу, косулю, бобра, выдру, соболя, лису, медведя, волка, сурка и птиц. Наконечники стрел и дротиков, а иногда и топоры изготовлялись еще из камня. Мясо диких животных в могилы уже не клали. Там обнаружены только кости крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, игральные астрагалы баранов, а также каменные мотыги, зернотерочные плиты и песты, серп, состоящий из медного лезвия и роговой рукояти.

Таким образом, основные отрасли производящего скотоводческо-земледельческого хозяйства продолжали успешно развиваться. Скотоводческо-земледельческое хозяйство вместе с охотой и рыболовством в качестве подсобных промыслов продолжало сохраняться в Южной Сибири в бронзовом веке.

Культовыми предметами на этом этапе служили подъязычные кости быков и оленей, луновидные каменные подвески, костяное навершие с ушами и рогами быка, вырезанная из рога фигура ползущего змея, а также изображения женских головок, выгравированные на кости или вырезанные на каменных стерженьках. Известна лишь одна окуневская стела с изображением на плоскости лица верховного женского божества, видимо образа Праматери. Вероятно, был развит и космический культ, связанный с представлениями о смене дня и ночи, о погоне «дракона» за солнцем и поглощении его и т. п. «Окуневцы» каменных монументов не сооружали и им не поклонялись. Древние тазминские и афанасьевские фигуры они ломали и использовали как строительный материал15.

3600 лет назад в Хакасско-Минусинскую котловину проникла с запада третья волна европеоидного населения. Это были носители так называемого андроновского физического типа, создатели особой андроновской культуры (XVI—XIV вв. до н. э.). Культура получила свое название от дер. Андроновой, расположенной близ ст. Крутояр Красноярской железной дороги. Хакасско-Минусинская котловина стала восточной окраиной обитания андроновских племен, расселившихся на запад до р. Урал. Рослые европеоидные люди андроновского типа по своему физическому облику отличались от предшествующего им населения Южной Сибири. Потомки поздних «афанасьевцев» и «окунев-цев» были, очевидно, вытеснены из степей в горные районы. В южной части Хакасско-Минусинской котловины, а также в Горном Алтае и Туве памятников андроновской культуры археологи не обнаружили.

«Андроновцы» жили в больших землянках с утепленными загонами для скота. Основным их занятием было разведение крупного рогатого скота, а также овец и коз. Волов и лошадей употребляли как тягловую силу для перевозки тяжестей. В ходу были не только четырехколесные телеги, но и двухколесные повозки, а также боевые колесницы с парной конной упряжкой,, широко использовавшиеся в середине II тысячелетия до н. э. жителями евразийских степей. Ездили на лошадях и верхом.

«Андроновцы» занимались также мотыжным земледелием и охотой. Их металлурги из высокооловянистой бронзы выплавляли орудия труда (топоры, тесла, ножи, долота, шилья и т. п.) и оружие (втульчатые копья, кинжалы и т. п.). Медеплавильные печи того времени обнаружены на левом берегу Енисея близ села Новоселова. Умели они изготовлять горшковидные, баночные и мискообразные сосуды, которые украшали специфическим елочным узором или геометрическими фигурами, нанесенными мелкозубчатым штампом. В погребениях сохранились обрывки одежды. Ворот женской верхней одежды и подол, закрывавший ноги чуть ниже колен, отделывались плетенной из шерстяных нитей тесьмой, окрашенной в ярко-красный цвет, а также тесьмой, сплетенной из тонких ремешков. Одежда украшалась также бронзовыми пронизками, нашивавшимися в виде зигзага.

Зимою одежда и обувь были, очевидно, меховыми или же шились из овчин. Верхняя одежда имела двубортный покрой или разрез в верхней части и застегивалась на одну пуговицу, расположенную с левой стороны. Круглые бронзовые и костяные пуговицы обнаружены в погребениях. Обувь была мягкой, кожаной, стянутой ременной перевязью на уровне лодыжек. Иногда к ней пришивались короткие голенища из ткани. Ременная перевязь украшалась бронзовыми пронизками, которые нередко нашивались и на голенища.

Женщины и девочки носили украшения в виде бронзовых височных колец, изредка обтянутых золотыми листиками. Встречаются полусферические и четырехугольные штампованные бляшки, специфические бронзовые или серебряные «андронов-ские» серьги «с раструбом», проволочные серьги со спиралью,, перстни, украшенные двумя спиралями, бусы из красноватой пасты и каменные подвески. Обнаружены остатки сумочек иа кожи и костяные поделки.

Мужчины не носили украшений. Сохранились остатки мужских шерстяных вязаных шапочек-колпачков с небольшими наушниками, бронзовые полушарные литые пуговицы со скобкой для пришивания. В качестве игральных костей в могилы укладывались кучками астрагалы баранов (7, 18, 40 костей) 16.

К середине II тысячелетия до н. э. относится возникновение еще не до конца разгаданного явления — Великого нефритового пути эпохи бронзы. Для него характерно распространение среди культур развитого бронзового века, расположенных в зоне стыка степей и северных лесов, шлифованных украшений из саянского нефрита (кольца, диски, застежки и т. п.) в соединении с бронзовыми орудиями особых форм (кельтами, копьями с вильчатым стержнем, тяжелыми изогнутыми ножами и т. п.). Нефритовый путь шел в широтном направлении из Прибайкалья на запад, по лесостепному «коридору» вдоль современной Транссибирской железнодорожной магистрали, пересекал р. Обь близ устья Томи, р. Иртыш в устье Оми, Уральские горы и достигал р. Камы, а также Волги близ устья Оки. Он соединял глазковскую культуру Прибайкалья с сейминско-турбинской культурой Волго-Камья, т. е. Южную Сибирь и Восточную Европу.

При этом кельты и нефритовые изделия вывозились на запад, в Восточную Европу, явно из Сибири. Другой отрезок Великого нефритового пути шел на восток. Из Прибайкалья в шан-иньский Китай попадали изготовленные из саянского нефрита кольца, диски, застежки и бронзовые предметы специфических форм (тяжелые изогнутые ножи, втульчатые копья с крюками и т. п.). Так культуры Сибири благотворно воздействовали на синхронные культуры Восточной Европы на западе и Китая на востоке.

В конце бронзового века в Южной Сибири расцвела кара-сукская культура (XIII—VIII вв. до н. э.), памятники которой оставлены смешанным населением, пришедшим с запада и с юга. Культура получила свое название от р. Карасук, левого притока Енисея у села Батени. Антропологический тип — европеоидный, круглоголовый. Монголоидная примесь была незначительной. Создатели этой культуры жили в постоянных селениях, в больших домах каркасного типа, слегка углубленных в землю и облицованных плитами. У них было развито скотоводство молочного направления. Разводили они преимущественно крупный рогатый скот, лошадей, а также овец и верблюдов. Возделывали пашни и сеяли хлеб, охотились. Широкое распространение имел колесный транспорт, в том числе колесницы. •Обнаружены могилы колесничих (рис. 12). В отличие от «ан-дроновцев» представители карасукской культуры изготовляли шаровидные сосуды с выпуклым дном и богатым орнаментом из заштрихованных свисающих треугольников и фестонов. Иногда прорези узоров заполнялись белой пастой, что делало сосуды нарядными. Лепили также сосуды и плоскодонные и яйцевидные. Одежду по-прежнему шили из меха, кожи, шерсти и тканей из растительного волокна.

Особенно высокого уровня достигли горное дело и металлургия. Из высокооловянистой бронзы выделывались многочисленные, весьма специфические по формам орудия труда (топоры, тесла, косари, серпы, ножи — серповидные и коленчатые), оружие (чеканы, кинжалы, копья, наконечники стрел). Ножи украшались изображением головы зверя, кольцом или грибовидной шляпкой. Специфичны карасукские женские украшения,, отлитые из бронзы. Карасукский металлургический центр славился массовым изготовлением высокопроизводительных орудий и оружия особых типов. Из Южной Сибири их образцы распространялись на запад до Северного Кавказа и территории современной Украины, на восток до Приморья, Японии и Китая, на север до Якутии 17.

Таким образом, южносибирский очаг металлургии в течение всего бронзового века оказывал мощное прогрессивное воздействие как на близлежащие, так и на весьма отдаленные районы Евразии, стимулируя местное производство. Неоднократный приток населения с запада и юга содействовал тому, что Хакасско-Минусинская котловина в эпоху неолита и бронзового века стала передовым северо-восточным форпостом западного историко-культурного мира, населенного древними европеоидами. К востоку от Саяно-Алтайского нагорья вплоть до берегов Тихого океана расселялись носители различных типов монголоидной расы. Широкому и разностороннему культурному взаимодействию с населением отдаленных регионов Евразии способствовало не только срединное расположение Хакасско-Минусинской котловины между Западом и Востоком, но и создание здесь в бронзовом веке довольно развитых культур производства и быта степных енисейцев, что особенно очевидно в сравнении с монотонным развитием населения соседней таежной зоны, куда производящее хозяйство почти не проникало.

Несомненно, что условия жизни человека в эпоху первобытнообщинного строя были нелегкими. В каменном веке мужчины были, возможно, долговечнее женщин потому, что в условиях охотничье-рыболовческого хозяйства они постоянно находились на воздухе, в то время как женщины много времени проводили в жилищах в антисанитарных условиях. В бронзовом веке, как подсчитали антропологи, средняя продолжительность жизни «афанасьевцев», «андроновцев» и «карасукцев» составляла из-за антисанитарии и суровых природных условий всего 34 года, а смена поколений происходила в возрасте 20—25 лет. Передавая от поколения к поколению свой производственный и хозяйственный опыт, собирая по крупицам положительные знания и навыки, мужественные люди бронзового века плохо умели защищаться от болезней и эпидемий. Их идеология и верования, духовная жизнь известны нам еще недостаточно. Важно отметить, что на базе достижений их культуры возникла гораздо более сложная и прогрессивная культура населения Хакасско-Минусинской котловины последующей эпохи — раннего железного века.

 Источник: Текст -  История Хакасии с древнейших времен до 1917. Л.Р. Кызласов

Опубликовано в История Хакасии